Что сделал Дуван Семен для Евпатории?

Евпатория Рейтинг: +1 Голосов: 1 3897 просмотров

Если бы не он, современной здравницы-Евпатории не существовало бы. 1 апреля исполнится ровно 145 лет со дня его рождения.

Во времена мэрства Семена Дувана Евпатория расцвела. «Совершенно преобразовал город новой планировкой, устройством мостов, электрического освещения и трамвая, улучшением санитарного состояния, благоустройством пляжей, дач и вообще развитием курорта, сооружением театра, сквера, библиотеки, созданием совершенно новой очень красивой и благоустроенной части города. Выстроил ряд образцовых школ, больниц. Устроил по всему Евпаторийскому уезду телефонную связь. Много и с пользой работал по землеустройству», — так отмечала заслуги градоначальника «собственная Его Императорского Величества» канцелярия. Может, он был на этой должности так органичен, потому что фамилия его в переводе с караимского означает «правитель»?

НЕ ДЕСЯТИНА, А ПОЛОВИНА! Этот человек с семиклассным образованием Симферопольской гимназии действительно построил город-сказку, город-мечту. Именно его усилиями Евпатория из глухого провинциального городка превратилась в международный курорт. Сколько сил, времени, средств и таланта отдал этот замечательный хозяин своему городу! И служил он не ради жалования, а лишь хотел принести как можно больше пользы. 50% доходов от своей гостиницы Дуван жертвовал на его развитие. Кстати, владелец около 5000 десятин земли был не только крупнейшим земельным собственником, но и хорошим агрономом, ведущим образцовое хозяйство.

ПРОГРАММА «СТРАННИК». При нем были созданы специальные постоялые дома — где любой нищий и бездомный мог две недели жить за счет города, но потом обязан был покинуть его. К бродягам относились, как к странникам, гостям города, которых принимали, как радушные хозяева, но временно. Так гуманно Дуван боролся с попрошайками и преступностью.

ДУВАН Семен

СХЕМА «ГОРОД-САД». Прибрежный пустырь он превратил в оазис, наделив богатых горожан дачами, где на нескольких кварталах у моря их владельцы обязывались засадить определенные сорта деревьев. Плодородную землю привозили в Евпаторию за 30 км и каждое деревце было на вес золота.

В популярнейшем тогда в стране путеводителе Григория Москвича за 1912 год сказано: «Прежде чем перейти к описанию Евпатории, необходимо сказать несколько слов о новой части города, или, вернее, новом городе, возникшем с американской быстротой благодаря прозорливости, энергии и настойчивости бывшего Городского Головы С. Дувана. Город этот — миниатюрная копия благоустроенных европейских городов, сказочно вырос на запущенном казенном пустыре между «стареющим» городом и дачами… Тому же г. Дувану город обязан постройкой изящного здания театра, который высится среди прекрасных новых зданий созданного города. И какой провинцией кажется теперь старая Евпатория сравнительно с новой!».

Дом Дувана в Евпатории

Доходный дом Дувана. Благодаря градоначальнику в крымский город пришел модерн.

СМЕЛЫЕ ПРОЕКТЫ. Были у Дувана и критики — чинуши, не понимающие, зачем их маленькой «деревне» такое большое счастье. Они не могли осмыслить размах Семена Эзровича, опытного, европейского. В 28 лет он стал депутатом местной думы и в течение 19 лет переизбирался. Он двигал развитие города уже тогда, многое смог воплотить при своем мэрстве, но множество задумок не сумел продавить сквозь «болото» любителей спокойной захолустной жизни.

Скажем, еще в начале ХХ века Дуван придумал, как гуманно избавить город от антисанитарных кишлаков цыган. Он подсчитал, что нужно лишь 40 тысяч рублей, чтобы построить для них сносное дешевое жилье, оснащенное элементарными бытовыми удобствами. Он говорил: «40 тысяч рублей вполне хватит на осуществление намеченной задачи. Затратив, таким образом, сравнительно небольшую сумму, собрание Думы не только сделает истинно благое дело, создав здоровый приют сотням обездоленных, но честных и трудолюбивых жителей Евпатории, но и раз и навсегда избавит город от веками загрязненной и зараженной части его». Однако депутаты засомневались, стоит ли затрачиваться…

Дуван стремился к тому, чтобы позволить малоимущим людям учиться, а его оппоненты брезгливо фукали: «Гимназия — не для бедных — не богадельня; учеников, не имеющих возможности вносить плату за право учения — вон!».

Дача мечта Дувана

Дача «Мечта». Семен Эзрович надеялся, что Россия вернет эту недвижимость его потомкам.

ВЕСЬ В ОТЦА. Родился Семен Эзрович Дуван в состоятельной семье потомственного почетного гражданина Евпатории купца 2 гильдии. Его отец 40 лет участвовал в управлении городом и уездом. Без высшего образования, он особенно опекал учебные учреждения, строил за свои кровные школы и соборы. Его помощь составила 150 тысяч рублей. Кстати, знаменитую на всю российскую империю табачную фабрику «Дукатъ» основали два караима-евпаторийца — Эзра Дуван и Абрам Катык (отсюда и название ДУван и КАТык). Многим Эзра помогал анонимно. А самых бедных он включил в свое завещание, оставив два магазина, все доходы с которых шли именно им! Их умненьким детям для учебы в вузах он завещал

8,5 тысячи рублей на стипендии. Когда он ушел, его оплакивали все и отпевали по православному, мусульманскому и караимскому обрядам.

отцы Дувана

В ЧЕСТЬ ДЕДА. Семен Эзрович Дуван стал одной из самых ярких личностей в истории крымских караимов. Названный в память деда по матери — первого гахама крымских караимов (духовного главы), он был достойным продолжателем его дела. Дедушка, Семен Бабович, больше известный как Хаджи Ага (так называли гахана, который совершил паломничество в Святую землю, в Иерусалим), принимал у себя в доме по адресу ул. Караимская, 53, знаменитого польского поэта Адама Мицкевича и будущего шурина Бальзака Генриха Ржевуского. Те в 1825 году заехали в город на яхте «Каролина». Полюбоваться этим зданием можно и сегодня. Кстати, в нем на ночь останавливался сам император Александр Первый.

Дед был мудр, смел и креативен. Каждый, кто с ним общался, не желал отпускать, наслаждаясь его обществом. Как-то это привело к серьезным испытаниям для окружающих. Как раз во время религиозного паломничества в Святой Град. Приплыв в Яффу, Сима Бабович и компания человек из десяти собирались на следующий день рано утром двинуть к Иерусалиму. Успеть им требовалось до ночи, чтобы не остаться посреди пустыни мишенями для нападения арабских головорезов. Самым главным разбойником в те времена был Хан-Аpаб, не щадивший никого из попавшихся путников. И это ж надо, местный паша в Яффе прознал о визите первого крымского гахана, а потому позвал его к себе на утренний кофе. Отказаться неудобно — Сима пошел уважить пригласившего, обещая «каравану», что постарается кофейничать недолго.

Понятное дело, что интересная беседа затянулась, ибо паша не желал отпускать мудреца, зазывая его после кофе еще и позавтракать. Бабович еле вырвался, обещая на обратном пути непременно заглянуть на огонек.

Дуван на шаре

Дуван на шаре. Отдыхая в Германии в 1911-м, полетал с другом.

В общем, выехали со значительным опозданием, но как не «пришпоривали» верблюдов, к закату солнца стало ясно, что в Иерусалим доехать они не успевают. Окружение гахана принялось уговаривать его перестать напрасно ломиться вперед, а свернуть в ближайшее селение, чтобы утром закончить свой путь. Какой там! «Как это мы вернемся? Я — духовный глава народа, испугался каких-то разбойников? Да, все будут над нами смеяться — весь Крым, и все селение, где вы собираетесь спрятаться. Гахан прятаться не намерен!». Тот еще фрукт! Пришлось подчиниться. Обливаясь слезами и дрожа от страха, сопровождение трусилось рядом с Симой Бабовичем.

И тут из ущелья выскочил человек с ружьем, наставив дуло на гахана. Тот остановил верблюда и спокойно посмотрел в глаза «выскочке». Тот опешил и опустил оружие: «Ты кто???». — «Я странник из далекого Крыма. Хочу видеть Хан-Араба. У меня к нему личное послание». Удивленный разбойник велел ждать. Вскоре к безоружному духовному лидеру караимов подъехал на роскошном скакуне преступник №1: «Зачем я тебе понадобился?». И Сима Бабович сообщил Хан-Арабу, что привез ему крымский привет, то есть «селям» от всех жителей и от своих родных. Что он, Сима Бабович — первый гахан, и что у него в Святой Земле два дела: первое — поклониться в Иерусалиме Творцу, а второе — это, конечно, увидеть Хан-Араба! «О тебе у нас ходят легенды! Все девушки мечтают стать женами такого храброго человека, а все мальчишки говорят, что недостойны носить даже твое ружье!». Ну, понятное дело, Хан-Араб растаял от такой изощренной караимской лести: «Ты — посланник Аллаха!». Путников не только не прибили и не ограбили, а пригласили к себе, принимали, как родных, кормили самым отборным. Разбойник тоже был покорен Симой Бабовичем, несколько дней не желал с ним расставаться, и в конце концов еще и сопроводил почти до врат Иерусалима. «Ну, дальше мне нельзя. За мою голову там мешок золота обещают. Передавай всему Крыму и твоей родне от меня «Алейкум-ас-селям!».

императрица на ступеньках дома Дувана

Императрица. На ступеньках виллы Дувана.

Император с сыном в гостях у Дувана

Император с сыном. В гостях у мэра.

СЛУГИ СПАСЛИ ОТ КРАСНЫХ. Николай II подарил Семену Дувану золотой портсигар с бриллиантовым гербом, и не раз упоминал его в письмах. После революции с такой родословной Дуван от греха подальше отбыл во Францию. Причем, свою семью — любимую жену и пятерых детей, он отправил за несколько лет до захвата Крыма большевиками, сам же уехал в самый последний момент, уже после воцарения красных. Его под мешками с углем вывезли в порт преданные слуги! Рисковали собой, чтобы спасти любимого градоначальника.

СПАС НАРОД ОТ ГИТЛЕРА. О жизни Дувана в эмиграции известно мало. В советский Голодомор 20-30-х он за собственные деньги снарядил три корабля пшеницы для Евпатории! С приходом Гитлера к власти, он открыто стал на защиту караимов от антисемитизма. В 1938-м даже ездил в Берлин к министру внутренних дел. Ему помогали русское эмигрантское бюро и епископ Берлинский и Германский Серафим. И через два года из Государственного расового Бюро Германии пришло разъяснение, где караимский этнос не отождествлялся с евреями ни по вере, ни по расе, и на оккупированных территориях во время войны благодаря усилиям бывшего мэра Дувана спаслись многие караимы.

1_37

Память от евпаторийцев. Мэра усадили около выстроенного им любимого детища — театра.

УЛИЦА ДУВАНОВСКАЯ. В пос­ледние годы жизни он мечтал вернуться, увидеть свое детище, любимую Евпаторию: «…Верю, что рано или поздно Россия избавится от большевиков и в этом случае будет восстановлена как нормальное государство. В этом случае бывшие владельцы будут, несомненно, восстановлены в своих правах, личных и наследственных». Умер он в 86 лет во французском городке Болье-сюр-Мер (Приморские Альпы, между Ниццей и Монако), и был погребен по православному обряду. За свою чрезвычайно широкую благотворительность он получил много наград.

Еще при жизни Семена Эзровича в Евпатории нарекли улицу в его память Дувановской — самую центральную, самую курортную, а уже в нынешнее время благодарный город своему щедрому, неугомонному мэру-караиму поставил памятник и знаку театра, также его детища. Его улица как раз соединяет Театральную площадь и набережную Горького. Многое напоминает в Евпатории о великом деятеле — роскошный театр, библиотека имени Александра II, санаторий»Кармен», доходный дом Дувана у Свято-Николаевского собора, трамвай, а были еще театральная гостиница «Дюльбер» и дача «Мечта», около которой на берегу моря отдыхали гости Дувана — императорская семья Николая Второго.

Оригинал статьи: История уикенда: вспоминаем «отца» курортной Евпатории (фото)

Комментарии (0)