Последний военный призыв

Евпатория Рейтинг: 0 Голосов: 0 2667 просмотров

Им, с одной стороны, крепко повезло, а с другой – «плохая им досталась доля…» Среди них не было больших потерь на поле брани – по той простой причине, что на фронт в основной своей массе они не успели. А не успели именно потому, что стали последним военным призывом – своего рода «мостом» между армией военного и мирного времени. А из тех, кто постарше на год-два, очень многие сложили головы в боях или вернулись с фронта покалеченными. Поколение же 1927 года выжило. Но какой ценой?!

Один из этих «счастливчиков» – капитан 1-го ранга в отставке Дмитрий Погодин. Дмитрий Александрович родился 26 мая 1927 года в семье сельского учителя. Когда ему было 8 лет, умер отец, и без кормильца осталось 11 человек. Все взрослые работали в колхозе. Позже, чтобы не умереть с голоду, семья переехала в г.Приволжск Ивановской области. Дмитрий стал учиться в седьмом классе, затем поступил учеником сапожника в артель «13-го октября».

Шла Великая Отечественная война, и он вместе с другими 15-летними мальчиками проходил шестимесячные курсы молодого бойца без отрыва от производства. Они изучали стрелковое оружие при ОСОАвиаХиме. По окончании курсов Дмитрий занимался в кавалерийской школе.

1944 год. Война, как в жерновах, перемалывала людей. В семье Погодиных погибли двое мужчин. На фронте воевали брат и две сестры. Получил повестку и Дмитрий в военкомат города Середа-Фурманов. Утром бойцов погрузили в товарные вагоны и отправили в Ярославль, затем – в Ленинград.

Дмитрий Погодин вспоминает: «Глухая ночь, Финский залив забит минами. На корабле началась качка. Раньше никто из нас не видел моря. Ребят тошнило и рвало. Кто-то стонал, кто-то ругался. Ну вот, наконец, и Кронштадт. Кронштадт пах морем и войной. Открылись чугунные ворота, и мы вошли в учебный отряд Балтийского флота.

 

погодин

 

Наша 5-я рота размещалась в школе оружия на втором этаже. Казарма не отапливалась, в окнах ни единого стекла, ветер гулял в помещениях. Мы жили по законам военного времени: вокруг здания был высокий забор, а по углам стояли вышки с часовыми. Воды в казармах не было, и во время физзарядки мы бегали на Финский залив, там умывались. Распорядок был жесточайший. Подъем в 5.00, отбой в 24.00. На завтрак – стакан чаю, кусок черного хлеба с гусалином – и вновь бегом в классы, все передвижения только бегом.
Через семь суток на Якорной площади около памятника адмиралу Макарову приняли присягу.

Закончив теоретическую подготовку, практику стали проходить на боевых кораблях, в основном, на тральщиках, которые производили боевое траление Финского залива вокруг Кронштадта, фарватеры до Ленинграда и Ораниембаума».

В начале 1945-го Дмитрий Александрович окончил школу оружия и получил специальность химика-минера. Был направлен в Таллин в 1-ю Краснознаменную бригаду траления. Тральщиков не хватало, и его зачислили в команду по уничтожению плавающих мин, торпед и мин, выброшенных на берег, а также других обнаруженных боеприпасов.

Минная обстановка на конец войны оставалась серьезной. Вот как характеризовал ее командующий флотом адмирал В.Трибуц: «Задачи и масштабы траления были слишком сложны и велики, в водах Балтики находилось более 95000 мин».

9 апреля 1946 года на Таллинском рейде обнаружили плавающие мины. Команда срочно вышла на их уничтожение. Первую мину подорвали удачно, на рог другой навесили подрывной патрон и отошли на безопасное расстояние. И тут произошло неожиданное: притопленная мина, гонимая ветром, ударилась о льдину и взорвалась из-за ударной волны. Контуженные моряки оказались в ледяной воде. Первый номер – старшина 2-й статьи А.Болдин умер от переохлаждения. А Д.Погодин с воспалением легких и двусторонней ангиной поступил в госпиталь. Около месяца он находился в критическом состоянии, то приходя в сознание, то теряя его. Сорок семь суток пролежал в госпитале. При выписке врачи сказали ему: «Ну, матрос, двумя ногами ты был на том свете. Теперь долго жить будешь». Получив по болезни отпуск и отгуляв его, Дмитрий вернулся в бригаду, где его ожидало уже новое назначение.

После окончания Великой Отечественной войны между державами-победителями – СССР, США и Великобританией на Берлинской конференции было принято решение о разделе немецкого и итальянского флотов. Советский Союз получил ряд боевых кораблей, в том числе и прорыватель минных заграждений «Марта». Вошел корабль в состав 1-й Краснознаменной бригады траления флота под названием «Вологда». Он был предназначен для траления донных, акустических, магнитных и т.п. мин. Работал на угле. В то время он считался кораблем «смертников».

Первый выход тральщика состоялся 28 июля 1946 года на траление Таллинского рейда. Производили его круглосуточно. В любую погоду, даже при волнении до 7 баллов. Корабль подрывался ежегодно по несколько раз. Так, в день рождения Дмитрия Александровича, 26 мая 1947 года, когда командир поздравлял его с двадцатилетием, произошел взрыв. Погодин зубами ударился о стол, ему выбило два зуба. Утром именинника и еще одного матроса отправили в Таллин на лечение.

Когда корабль выходил из строя, на время его ремонта моряков расписывали по другим тральщикам. Кроме этого, ребят включали в состав специальной группы по уничтожению националистических банд «лесных братьев», которые убивали офицерские семьи, травили военных в окрестностях Таллина.

Несмотря на жесткий режим и огромные моральные и физические нагрузки, Дмитрий Погодин упорно стремился получить образование. Уходя в море на боевое траление, он брал в школе программы и зимой в Таллине экстерном сдал экзамены за 8-й, 9-й и 10-й классы.

В конце навигации 1949 года метрах в десяти взорвалась неконтактная мина. Вот как этот эпизод описывает бывший командир корабля «Вологда» В.Дмитриев: «Я и штурман Абросимов стояли на мостике, когда сзади корабля взорвалась, вероятно, связка ящичных мин. Корабль, словно молодой конь, встал на дыбы, корма ушла под воду, а нос высоко приподнялся. Мне показалось, что все кончено, и я решил выбросить корабль на берег. Когда сели на грунт, мне стало легче, хотя до сих пор не пойму, как прошли те сорок метров. Видимо, благодаря инерции да сильной волне. Счастье было на нашей стороне – обошлось без жертв». «Вологду», получившую огромные повреждения, отбуксировали в Таллин. Прорыватель был отремонтирован к 25 апреля 1950 года и в 00.43 вышел на боевое траление бухты Кясьму-Лахт. Вытралили десятки неконтактных мин. И 4 июня 1950 года корабль был уничтожен окончательно, ужасный грязно-желтый столб воды заслонил небо и солнце. Тральщик приподняло и опрокинуло на правый борт. Моряки покатились с палубы словно мячики. Так закончил свой короткий боевой путь с 28 июля 1946 года по 4 июня 1950 года прорыватель минных заграждений «Вологда».

Матросы, оставшиеся не у дел, решили продолжить обучение. Быстроходный тральщик доставил их 3 октября 1950 года ранним утром в Ленинград. В училище всем, кто прослужил более пяти лет, разрешили сдать экзамены экстерном. За год Д.Погодин и еще несколько курсантов получили образование и их направили на дальнейшую учебу в Бакинское военное училище им. Верховного Совета Азербайджана. Вскоре Дмитрий женился на девушке, которая ждала его пять лет, и в сентябре 1951 года они выехали вместе в Баку. С тех пор более 60 лет Погодины живут вместе.

Примечательно, что во время военной службы Дмитрий Александрович заочно окончил Харьковский государственный институт культуры. Служил в Батуми, затем переведен в связи с болезнью сына в Евпаторию. В 1972 году вышел в запас. Однако жизнь его не стала менее спокойной. О событиях тех дней Д.Погодин рассказывает: «3 марта 1973 года в два часа ночи раздался звонок. Это был первый секретарь горкома партии Валентин Петунов: «Погодин, зайди ко мне в кабинет». Я говорю: «Времени второй час ночи». «Зайди», – повторил Петунов. Пришлось ехать. Встретились, он с ходу говорит: «Сегодня выходи в мореходку на должность замначальника по политчасти». Я ответил: «Должен быть приказ начальника пароходства». – «Я в Одессу звонил и твое назначение уже подтверждено», – ответил Петунов. Утром я вышел на новую работу.

Мореходка готовила моряков и морячек заграничного плавания. Работа была мне хорошо знакома, и я быстро вошел в курс дела. Коллектив был дружный, работоспособный. Педагоги – все старшие морские офицеры, дисциплинированные, квалифицированные – Герой Советского Союза Максим Губанов, командир корабля капитан второго ранга Валентин Онюшкин… Воспитатели тоже старшие морские офицеры: капитан второго ранга Владимир Сдавин, полковник Анисько…

Мастера обучения, в основном, имели опыт загранплавания, такие, как Николай Лебеденко. Курсанты учились с большим желанием. Но некоторые из них нарушали дисциплину, и мне иногда приходилось решать эти проблемы с начальником милиции. Помогал участковый милиционер Федор Внуковский. Хотя большинство ребят были ответственными. Курсанты вели морские кружки в школах, училищах, санаториях. Принимали участие в благоустройстве города».

В 1985 году Дмитрий Погодин уволился с занимаемой должности по болезни.

Дмитрий Александрович Погодин, член Союза писателей России и Украины, награжденный орденами Отечественной войны I степени, «За мужество» и 28 медалями, в одной из своих книг – «Опасные мили» пишет: «Всплывает в памяти 45-я годовщина Победы. 9 мая 1990 года отправляемся на ракетном катере вместе с родственниками и сослуживцами погибших на минах моряков в точки их гибели. Вот их координаты: 59 градусов 48 минут северной широты, 24 градуса 22 минуты восточной долготы – последний приют эсминца «Гордый». Склоняем уже седые головы и опускаем гирлянды в местах гибели Т-33, КТЩ-834, БТ-36, ТЩ-47, ТЩ-53… Координаты, координаты. Там на глубине 20, 40, 100 метров покоятся близкие нам люди. Приспущенный флаг полощется на ветру, глаза застилают слезы.

Прошло более 70 лет, а я отчетливо представляю картины тех тревожных дней и ночей. Будто бы слышу взрывы, вижу лица моряков, погибших на минной войне!..»

Да, минеры, как и саперы, ошибаются только раз, поэтому боевое траление требовало от моряков исключительного мужества и героизма. И судьба подарила одному из них – Дмитрию Погодину долгую и сложную жизнь, по которой он уверенно и смело идет с высоко поднятой головой. К сожалению, таких людей среди нас сегодня осталось немного. И благодаря их воспоминаниям и рассказам мы учимся ценить все истинное, светлое и великое, чтобы сохранить это в своих сердцах и бережно передать следующим поколениям.

Степан БУБЕНИН.

источник - http://www.zdravnitsa.net/archives/3558

Комментарии (0)