Реклама в Евпатории


Семен Дуван превратил Евпаторию в первоклассный курорт

Евпатория Рейтинг: 0 Голосов: 0 953 просмотра

Семен Дуван превратил Евпаторию в первоклассный курорт и стал крупнейшим в истории города меценатом. Новая набережная, красивые санатории и песчаный пляж сделали Евпаторию популярным курортом!

Гласным (то есть депутатом) Евпаторийской городской думы Семен Дуван стал в 28 лет. В этом нет ничего удивительного — он происходил из аристократической караимской семьи. Его отец Эзра Дуван был известным предпринимателем, купцом 2‑й гильдии, гласным Евпаторийского земского собрания, постоянно избирался в Городскую думу, являлся крупнейшим в городе меценатом. За свою благотворительную деятельность удостоился звания потомственного почетного гражданина. А дед Семена (по материнской линии) Хаджи-Ага Сима Бабович был первым караимским гахамом (духовным лидером), некоторое время даже исполнял обязанности градоначальника Евпатории.

Семен Эзрович, получив в 1898 году депутатский мандат, решительно взялся за дело. Побывав в Петербурге и задействовав связи своей семьи, он добился выделения городу из казны 250 тыс. рублей. Это позволило замостить 2 / 3 евпаторийских улиц, за что Дуван удостоился благодарности Городской думы.

В 1902 году он вновь победил на выборах в Городскую думу и параллельно стал членом Городской управы. А в 1903‑м, посетив Петербург, добился от правительства значительной субсидии на сооружение в Евпатории портового мола.

Прижизненные почести

В мае 1906 года Семена Дувана избрали городским головой. Энергичный 36‑летний мэр поставил перед собой амбициозную задачу — превратить захолустный уездный городишко у моря в солидный курорт наподобие Ниццы. Для этого нужно было создать единое пространство с дачным городком, расположенным за пределами города, и целительным озером Мойнаки с его уникальными запасами лечебных грязей.

Осуществление этого плана упиралось лишь в одно препятствие — между городом и дачным районом простирался огромный пустырь площадью более 2000 га. Земля эта была казенной, однако государство не торопилось передавать ее Евпатории.

Дуван, используя личные связи в Го­сударственном совете империи, а также знакомство с бывшим таврическим губернатором Владимиром Треповым и близким товарищем своего покойного отца Александром Стевеном, возглавлявшим Таврическую губернскую земскую управу, получил согласие правительства продать пустырь городу. Причем речь шла о символической сумме — 9600 рублей с отсрочкой платежа на 20 лет.

Тем не менее Городская дума не поддержала инициативу Дувана. Возражения свелись к тому, что у города нет свободных денег на покупку земли. Встречное предложение мэра взять кредит гласные тоже зарубили — мол, нет гарантий, что земельные участки на приобретенной территории удастся выгодно продать. В этом случае придется рассчитываться с кредиторами городской недвижимостью либо землями.

Тогда Дуван внес свои собственные деньги. В течение двух лет все земельные участки на бывшем пустыре были проданы — выручка составила 200 тыс. рублей. Чтобы избежать упреков, будто он наживается на интересах города, мэр поступил так: 9600 рублей, потраченные на покупку земли, вернул себе, а остальные 190 400 рублей передал Городской управе на обустройство городского сквера и строительство в нем лучшего на полуострове театра.

В знак признательности Городская дума единогласно постановила «назвать именем Семена Эзровича Дувана сквер, в котором будет построен театр, и улицу». Подобные прижизненные почести были оказаны жителю города впервые в истории Евпатории.

Ультиматум гласных

Семен Эзрович пошел еще дальше — в ноябре 1909 года представил масштабную программу благоустройства города. Она предполагала проведение столь необходимых Евпатории водопровода, канализации, устройство городского трамвая, строительство крытых рынков, гостиниц, лечебниц, курзалов (помещений на курорте для отдыха и проведения различных мероприятий. — «Капитал»), организацию дешевого питания, расширение двух гимназий, а также решение целого ряда социальных проблем.

Для реализации этих планов мэр предлагал взять заем в 2 млн рублей. Городская дума не вынесла никакого решения — часть оппозиционных гласных не пришли на заседание, лишив Думу кворума, а после того как их оштрафовали за неявку, заявили о готовности сложить мандаты, если Дума начнет обсуждать данный вопрос.

Свои социальные инициативы Дуван реализовывал в частном порядке — как меценат. На его личные средства (25 тыс. рублей) построена Городская общественная библиотека им. Александра II (ныне им. А. Пушкина на Театральной площади), которой он пожертвовал 500 дорогих книг. При библиотеке филантроп предусмотрел помещение для организации первого в городе научно-исторического музея (ныне Евпаторийский краеведческий музей). На строительство греческой Свято-Ильинской церкви Семен Эзрович пожертвовал 400 рублей наличными и роскошную бронзовую люстру стоимостью 500 рублей.

За ту же цену

Благотворительная деятельность Дувана была весьма обширной. В Евпатории он являлся почетным попечителем мужской гимназии, земской больницы и школы-санатория для глухонемых, председателем попечительского совета женской гимназии. В те времена попечительство подразумевало финансовое участие в судьбе опекаемого заведения.

Семен Эзрович также был директором Евпаторийского тюремного комитета, членом Таврического отдела Российского Общества Красного Креста, почетным мировым судьей, председателем Евпаторийского уездного комитета помощи раненым воинам, председателем библиотечного совета и т. д. Причем был там не свадебным генералом, как это нередко случается, а действительно участвовал в работе этих органов и постоянно жертвовал немалые суммы на те или иные нужды. Например, учредил стипендию — 350 рублей в год — для детей крестьян Евпаторийского уезда «с тем, чтобы лицо, получившее стипендию, начав образование в среднем учебном заведении, окончило бы его в одном из высших».

Дуван, унаследовавший от отца городскую недвижимость (стоимостью 37 тыс. рублей), загородное имение площадью более 4000 десятин земли (около 0,5 млн рублей), паровую мельницу, магазины и прочее, своеобразно использовал свой капитал на благо города. Например, скупал участки городской земли, которые, по его мнению, в будущем пригодились бы для курортного развития Евпатории, а потом уступал их Городской управе за ту же цену с отсрочкой платежа — это ведомство не имело возможности купить наделы самостоятельно.

Досрочные выборы

При Дуване Евпатория превратилась в знаменитый курорт. Если в начале ХХ века сюда приезжали за сезон 200‑500 семей, то уже в 1916 году в городе отдохнули 40 тыс. человек.После отречения Николая II от престола в феврале 1917 года власть в стране перешла к Временному правительству. Оно назначило на 16 июля досрочные демократические выборы в местные органы власти. Семен Эзрович, вновь получивший мандат в Городской думе, был в шоке: ее состав почти полностью обновился за счет революционеров новой волны — эсеров, социал-демократов и других.

Городской голова не питал иллюзий: «новобранцы» хороши на уличных митингах, но бесполезны в Городской думе. Он решил не выставлять свою кандидатуру на пост мэра. На первом заседании новой Думы 1 августа 1917 года, начавшемся с шумной стычки революционеров с гласными-ветеранами, Дуван сложил с себя полномочия градоначальника и отказался от депутатского мандата. После чего покинул зал заседаний, чтобы никогда уже в него не вернуться.

Вскоре после этого Семен Эзрович, распродав часть имущества, уехал за границу. На чужбине экс-мэр прожил 40 лет. Он скончался 5 февраля 1957 года во французском городке Болье-сюр-Мер, где и был похоронен. В завещании просил при первой же возможности перевезти его останки в Евпаторию. Эта просьба до сих пор не выполнена.

 

Источник

Комментарии (0)



Баннер кредит