СОЛЬПРОМ Евпатории - крымский Клондайк

Евпатория Рейтинг: 0 Голосов: 0 1954 просмотра


Пока украинские чиновники придумывали, чем бы ещё насолить Крыму за бегство в Россию, евпаторийские солевары с августа по ноябрь трудились над сбором 15 тысяч тонн уникальной собственной соли. Её выращивают на солепромысле между Евпаторией и Саками в естественных условиях — в огромных бассейнах с морской водой, а собирают практически вручную. Солевары признают: работа у них нелёгкая, зато круглый год на свежем воздухе. О том, что такое простуда или изнуряющий кашель, соледобытчики давно забыли. Живая розовая соль и кормит, и лечит.

Соль земли русской

Технолог Юрий Литвинов на родном сольпроме почти полвека. Его, 22-летнего морского радиста, вернул на сушу хороший заработок — 600 советских рублей при его морской зарплате в 200. Он пришёл сюда временно, на период добычи соли, когда требовались дополнительные рабочие руки, ведь в те времена евпаторийский сольпром выдавал стране «урожай» в 53 тысячи тонн. Но получилось, что выбрал не сезонную работу, а судьбу. Убеждён: чтобы выращивать соль, эту профессию надо любить, иначе всё будет валиться из рук, да так, что и деньги не в радость.

Чтобы узнать сольпром как свои пять пальцев, Юрий Литвинов всю территорию (почти 300 га) исходил пешком. Освоил специальности от технолога до наладчика автоматов по фасовке соли. Нюансам учили старики. Бесценные знания тут и сегодня передают дедовским способом: из уст в уста, из поколения в поколение — вот оно, истинно народное творчество.

Юрий Литвинов, технолог производственного кооператива «Галит»:

«Здесь нужно находиться постоянно, всё исследовать и пощупать — по-другому солеваром не станешь. Если являться лишь на уборку, толку от тебя как специалиста не будет. Сольпромом надо жить, вот где крымское золото».

Профессия редчайшая: ни в одном техникуме и тем более вузе на солеваров не учат, зато это выбор настоящих мужчин. Необходимые навыки даёт практика: опыт старших плюс собственный, если не жаль времени на освоение интересной рабочей специальности, в этих местах она востребована.

Кто тут в солевары?

Для 21-летнего евпаторийца Владислава Краснова, по профессии автослесаря, нынешний сбор урожая — первый. В солепромысле Слава новичок — от знакомых узнал, что на период добычи соли производственному кооперативу «Галит» нужны рабочие руки, и тяжелой работы не испугался. В обязанности Вячеслава входит укладка путей для мотовоза. Так потаскает инструменты с рельсами весь день — не только бицепсы сформируются, но и пресс, в спортзал ходить уже не надо. Слава планирует остаться.

Юрий Литвинов:

«При садке бассейна идёт цветение водоросли, дающей соли розовый цвет, и не передать, какие ароматы! Много в атмосферу выделяется каротина, запах — будто в фиалковом поле. Не надышаться! К нам часто приезжали шахтёры из Донбасса дышать чистым воздухом — на год забывали о простудах. Соль-то действительно лечебная — 77 элементов неорганики плюс бета-каротин».

Как «посадишь», так и соберёшь

При садке соли многое зависит от погоды. Если спустился туман или, ещё хуже, пошёл дождь, рапа разжижается.

Юрий Литвинов:

«Вода съедает соль, и у неё меняется удельный вес, так что после ливней каждый раз начинаем заново. Надо следить за садкой, контролировать рост солевого пласта, шлюзы открывать, чтобы дождевая вода уходила, измерять удельный вес соли. Если этого не делать, ничего не вырастет. Процесс трудоёмкий. При изменении погоды ситуация в бассейнах меняется каждые двадцать минут. Как-то, представьте, выложили дорогу, всю технику на бассейны загнали, а ночью — ливень! Приходим утром, а соли нет — дождём размыло. При такой картине дальнейшая добыча на участке возможна лишь в следующем году. Так что хочешь результат — вкалывай до солёного пота».

Если же всё прошло удачно, то для сбора соли на поверхности бассейна солевары прокладывают путь для мотовозов — миниатюрную железную дорогу. Затем в дело вступает солекомбайн с плавающими ножами — снимает солевой слой, не затрагивая почву.

Бассейны используют не все сразу, соблюдают очерёдность: в один год соль растёт, к примеру, в бассейнах с первого по четвёртый, в следующем перейдут к пятому и так далее. После первой добычи в бассейнах остаётся соль, которую надо размыть — «выгладить» поверхность, а уже потом готовить новую рапу. Соль «варится» под воздействием солнечных лучей, кристаллы растут медленно. Каждый пласт должен достичь 40 см, но чем больше, тем лучше.

Стратегическое сырьё

Директор по производству Валерий Стародубцев называет евпаторийскую соль «царской» — со времён Российской империи ценный продукт с успехом отправляли на экспорт. И сегодня его с удовольствием используют в разных регионах России, а также в Харькове и Запорожье. И иностранцы заинтересованы в приобретении живой и «вкусной» соли. Из заграничных партнёров лишь Страна восходящего солнца пошла на попятную — японцы после взрыва на «Фукусиме» заинтересовались нашей солью, а с возвращением Крыма в Россию деликатно отказались от сотрудничества. Официальная причина — якобы высокая цена, и это за натуральный продукт с органическим йодом, нейтрализующим, на минутку, действие радиации! Именно благодаря соляным озёрам Евпатория славится чистейшим целебным воздухом — естественным образом идёт его очищение.

Валерий Стародубцев, директор по производству кооператива «Галит»:

«В окрестностях предприятия хорошо построить грязелечебницу. Места хватит, и польза очевидна. Солепромысел уникален: есть пресная вода, горячий источник и нетронутые лечебные грязи».

Стародубцев уверяет: наша соль — лучшая в мире. Это прекрасно понимают и за рубежом: готовы сотрудничать Германия, Испания, Франция.

Но главной своей задачей солевары видят насыщение российского рынка, чтобы люди употребляли в пищу здоровую соль, не каменную.

Валерий Стародубцев:

«Мы, крымчане, всем желаем только хорошего. Насолить кому-то, даже если есть за что, — не в наших правилах».

Виктория СЕРЕБРЯНСКАЯ
Фото В. Серебрянская
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 306 от 18 ноября 2014 года

Комментарии (0)